"Я живу с куклами и для кукол." Интервью с Анжелой Суттер.

14.11.2016
Если бы я не видела до нашей встречи фотографии Анжелы Суттер, то, наверное, ни за что бы не признала в невысокой застенчивой женщине автора с мировым именем. Стеснительная швейцарка итальянского происхождения всячески пыталась ретироваться, прячась за миловидных пухлощеких куколок, и всеми возможными способами умалить свои достижения, якобы недостойные интервью. Удивительная скромность и простота - отличительные качества этой милой, кроткой мастерицы, легендарной кукольницы. Эти два качества сквозили в каждой фразе госпожи Суттер, которую я все-таки уговорила немного пооткровенничать с нами. 
 
Дело было во время первой мюнстерской выставки "Международная кукольная весна", которая гремела по всей Европе и за ее пределами и от которой все ожидали чего-то необыкновенного...
 
Анжела Суттер: Я уже очень давно не принимала участие ни в каких выставках. В последний раз я была на выставке в Санкт-Петербурге примерно шесть лет назад. Больше всего я люблю работать в моем ателье и путешествую не очень охотно. Но с удовольствием откликнулась на приглашение приехать сюда в Мюнстер. У них ведь не было больше никого из Швейцарии, и я подумала, что будет очень жаль, если никто не будет представлять эту страну. Я была очень рада увидеть здесь всех своих старых друзей - Хильдегард Гюнцель, Сью Линг Ванг. Мы вчера уже поужинали все вместе, было очень здорово! Разумеется, поболтали в стиле ретро о том, как было хорошо в 80-х и 90-х годах... Ведь сейчас публика на выставках стала совсем другая, коллекционер очень изменился. Это поколение, как мне кажется, - какие-то ненастоящие коллекционеры. Старое поколение коллекционеров уже частично поумирало, частично находится в домах престарелых. А дети этих людей, к сожалению, не имеют никакого интереса к собранию своих родителей. И некогда с такой страстью приобретавшиеся и бережно сохранявшиеся куклы попадают в лучшем случае на Ebay, а в худшем - на свалку.
 
Ольга Галант: А как Вы относитесь к русским коллекционерам? Какие они?
 
А.С.: Коллекционеры в России другие. Немцы мне в этом смысле совсем перестали нравиться. Русские любят и ценят все благородное, красивое и имеют требовательный вкус. А еще они очень сердечные, открытые, с ними так приятно общаться! 
 
Мне вообще очень понравилось в Санкт-Петербурге. Временами я думала, что я попала во Францию! Эти дворцы! Просто великолепно! А на выставке я продала тогда за один день всех своих десять кукол! Для меня это было сенсационно! 

 
Но я сама не люблю быть у всех на виду. Я люблю фотографировать своих кукол, но не люблю, когда фотографируют меня саму. Я предпочитаю стоять ЗА моими куклами. (К слову, я так и не уговорила автора на съемку.) Хотя мне очень нравится общаться с коллекционерами моих работ. Я не люблю, когда кукол приобретает какая-нибудь галерея. Мне важно, чтоб они уходили к живым людям, и я получаю гораздо больше радости, когда передаю их из рук в руки. Это действительно как отдать частичку своего сердца, как отдать ребенка на усыновление. Ты должен быть уверен в том, что в новой семье ему непременно будет хорошо. И в большинстве случаев так и происходит. Случается, правда, что я потом вижу, как мою куклу продают. И у меня возникает искреннее удивление: почему? Вы же так радовались, когда ее покупали! Но конечно, я прекрасно понимаю, что в жизни бывает всякое. 
 
О.Г.: В Ваших руках рождались куклы и из фарфора, и из винила. С каким материалом Вы больше любите работать? 


 
 
А.С.: Раньше я работала с разными массами для моделирования, делала кукол из фарфора, в том числе и уникаты (ООАК). Но мне кажется, что мир очень сильно изменился после террористического акта 11 сентября в Америке. Люди стали более осторожными, недоверчивыми, изменилось даже их отношение к куклам. Поездки в Америку стали более сложными, все стало строже. На таможенном контроле каждую куклу были готовы разложить на кусочки, просветить. К тому же еще и введение евро сильно сказалось. Конечно, люди, у которых есть деньги, продолжали покупать кукол. Но те, которые для приобретения должны были экономить, ушли. Далеко не каждый может выложить за куклу ООАК 3-4 тысячи евро. А когда я сделала виниловую куколку, коллекционеры были счастливы, ведь она уже была более доступной по цене. Но чтобы создать такую куклу все равно требуется очень много работы, потому что я тщательно продумываю каждую деталь. Я ведь все делаю сама, даже крою и шью одежду. Вот например эта индийская девочка в национальном костюме. Его я сшила из настоящего детского индийского сари, просто немного уменьшила базовую модель. Про этот костюм меня постоянно спрашивают: как может маленькая девочка в нем ходить? Но ведь такой наряд обычно надевается только по праздникам, на дни рождения и семейные события. 

 
Обувь для некоторых моих кукол я тоже делаю сама. Мой сосед - сапожник, иногда я захожу к нему с просьбой помочь мне с подошвой. А вообще я покупаю кожаную детскую обувь маленького размера в Америке.
 

 
Виниловых кукол я делаю уже десять лет, и до сих пор у меня достаточно работы. А вообще свою первую виниловую куклу я сделала с Luna Babies, но они потом прекратили свое существование. Я выкупила у них оставшиеся виниловые заготовки и выпускаю теперь из них малышей в единственном экземпляре. Их с удовольствием покупают пожилые женщины или коллекционеры, которые хотят иметь мою куклу, но не могут позволить себе большую. 

 
Вообще я люблю кукол небольшого размера. Куклы не должна терять хрупкость, изящность. 70 см для меня - это максимум. 
 
О.Г.: Многие русские коллекционеры любят не только Ваших студийных куколок, но и деток производства Heart & Soul. И Челесту, и Чандру, и Майку с саночками...
 
А.С.: Я с удовольствием сотрудничала с Heart & Soul. С ними я провела очень хорошее время! Мы до сих пор дружим с Соней Хартманн несмотря на то, что у фирмы изменился ассортимент. Эти куколки и сделаны были очень качественно. На предприятии был хороший контроль качества, они меня всегда спрашивали, все ли в порядке, все ли соответствует моим представлениям. Пробовали что-то новое только после того, как получат мое одобрение. Поэтому я и решила, что сама буду делать куколок в единственном экземпляре, а мануфактура - лимитированные серии до 500 экземпляров.

 
Бывали и казусы. Как-то раз мне позвонила коллекционер и спросила, почему вдруг моя кукла стоит так дешево - 400 евро. Я ей объяснила, что мануфактура, как правило, использует искусственные волосы, акриловые глаза. А у меня один паричок обходится в 140-150 евро... И заказывать нужно минимум 6-7 каждого цвета. 

 
Виниловые части для моих кукол отливаются в Испании. У них очень хорошее качество, каждая часть приходит ко мне отдельно завернутой. А всю остальную работу делаю я сама - монтирую, расписываю, одеваю, обуваю. Я никого не подпускаю! Ведь только я сама могу сделать именно так, как мне хочется! И это моя жизнь. Я живу с куклами и для кукол (смеется). 
 
О.Г.: А в детстве Вы играли в кукол?

А.С.:
 Да, конечно, и я сама делала себе игрушки. Я выросла в детском доме и у нас тогда не было игрушек. И мне волей-неволей приходилось быть креативной и изобретательной, но мне, конечно, это нравилось и я делала это с удовольствием. 
 
Свою первую куколку я сделала из носка, который я... позаимствовала у монашенки, оставившей его где-то для того, чтобы починить. А потом я вошла во вкус... Мы тогда в школе писали чернилами, и я с огромным удовольствием экспериментировала с ними в качестве красителя для ткани. Какие пятна получались, расползаясь по материалу, какие кляксы! У меня было очень много свободного времени. У детей в детских домах очень много времени... Поэтому, я думаю, я и выбрала для себя творческую профессию, которая стала для меня и работой, и делом всей моей жизни. Это как призвание... Технически человек может научиться всему, ну или почти всему. Но чтобы эту технику превратить в искусство, нужно что-то в себе иметь. Этому нельзя научиться. 
 
Я всему научилась сама, я не училась ни в школе искусств, ни на курсах. Сперва я начала делать для своих детей марионеток, петрушек. Подумала, что у меня неплохо получается. Потом я сделала свою первую стоячую куклу. Дети росли, у меня появлялось все больше свободного времени. И вечерами, когда уже уложу всех спать, я приходила в свою маленькую студию и принималась за работу. 

Куколка Francesca. ООАК из Formo. 73 см. 

Начала я с массы для моделирования и долго еще создавала из нее свои уникаты. К фарфору я пришла не сразу, но тоже самостоятельно. Фарфор очень непростой материал. Бывает, шлифуешь деталь и слышишь вдруг с замиранием сердца такое легкое "клик-клик"... И все насмарку! Появилась трещина при обжиге. Поэтому я обычно отливала и обжигала сразу по три кукольных головки, на всякий случай.

Куколка Latha. ООАК из фарфора. 50 см.  

Было время, когда я сама проводила курсы моделирования, каждые две недели. Это было здорово! Участницы приезжали на все выходные, с ночевкой. Я обязательно старалась сделать так, чтобы все уезжали с уже готовой куклой. Потому что дома они бы никогда ее не доделали! И все были очень довольны! Я с большим удовольствием передавала свой опыт и учила всех: и тех, у кого был талант к этому, и тех, у которых его не было. Они тоже уезжали домой с готовой куклой. Разница лишь в том, что первые продолжали после моих занятий и дальше. 
 
О.Г.: А какую часть процесса рождения куклы Вы любите больше всего?
 
А.С.: Больше всего мне нравится расписывать кукольные глаза. Это так красиво! Но большинству, увы, нравятся вставные стеклянные глаза.



 
О.Г.: Уверена, что многие Ваши поклонники хотят знать, не собираетесь ли Вы выпускать новые молды?
 
А.С.: Я относительно недавно выпустила новый молд, всего их у меня два. Но в принципе считаю, что если молд хорош, то достаточно и его одного. Такие художники, как Саша Моргенталер и Кэте Крузе вообще, по сути, создали только один молд. 

 
О.Г.: А есть ли у Вас какие-нибудь другие хобби помимо кукол?
 
А.С.: Я очень люблю гончарное ремесло, в особенности лепить и обжигать небольшие фигурки. Но я стараюсь все делать основательно, а на это нужно много времени и концентрация. А вообще мне нравится все, что касается рукоделия. 
 
О.Г.: Ваша семья поддерживает Вас в Вашей работе?
 
А.С.: Сама я уже очень давно в разводе. А вот дети мне очень помогают. Их трое: двое сыновей и дочь - они уже выросли и живут отдельно. У них у всех хорошая работа. Моя дочь создала и поддерживает мою интернет-страницу, сын - адвокат, который всегда советует мне в юридических вопросах. Мне очень помогают. 
 
Я уже дважды бабушка. И только один из сыновей со своей подругой все никак не хотят заводить детей. Она не хочет становится "домохозяйкой"...


Разговаривать с Анжелой Суттер удивительно легко и приятно. Видя как искренне радуются приветствующие ее посетители и старые знакомые, полностью уверяешься в том, что все они также ощущают ее позитивную энергетику. И эта скромная простая женщина, стоящая в одном ряду с такими законодателями кукольной сцены, как Хильдегард Гюнцель, Хайди Плюсцок, Сью Линг Ванг и Рёли Броксма-Мюллер, такая похожая и непохожая на на них, заставляет тебя на секунду вновь засомневаться: неужели же это именно та самая искусница, чьими куклами грезят коллекционеры? Но переведя взгляд на стол, за которым сидит автор, обретаешь уверенность: это все правда!

Автор интервью и перевода - Ольга Галант.
 


 
 
 

Комментарии

25.02.2017 22:51:39 Оля Podsnezhniki: Анжела Суттер
Светочка, Вы можете посмотреть информацию на сайте http://www.sutterdolls.com и на фейсбуке https://www.facebook.com/Angela-Sutter-Dolls-167057150005178/

25.02.2017 21:34:40 Светлана: Анжела Суттер
Спасибо большое Ольга! Замечательный автор! Великолепное интервью! Так хочется увидеть каталог, либо фото всех кукол этого автора. Подскажите где найти подобную информацию

04.12.2016 20:13:16 Надежда: Анжела Суттер
Познавательная публикация! Ольга, благодарю за интересное интервью!

21.11.2016 17:58:32 Alina: Sutter
Большое спасибо, Оля! Очень мало информации об этом авторе в интернете.

Оставьте свой комментарий, Ваше мнение очень интересно нам.

Имя
Тема
Текст сообщения
code
Отправить  |  Очистить

Лента новостей